Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Записи за месяц: Июль
21:32 

14. drafts.

do what you must and let things happen.
от 11 апреля.



вот иногда находишь черновики, и понимаешь, что что-то из этого должно быть здесь. заполнять старым, когда невозможно написать новое.





Странная усталость, ни похожая ни на что. Аксиома, что дневники люди ведут от одиночества. Странная головная боль, равномерные вдохи и выдохи, 'сухой' нос, забота о красоте слога.
Я не ухожу спать, хотя мне надо. Не хочу уходить, не попрощавшись с тобой.
Чувство странной внутренней пустоты. Отсутствие историй. И одновременно так много мыслей в голове. Запись, чтобы наверное, доказать себе, что это не так. Размышления том, что вселенная не терпит пустоты и что когда появляется что-то лёгкое, сильное и огромное - оно вытесняет что-то ещё.
Так предмет, погруженный в воду - вытесняет её. Закон Архимеда. Архимедова сила. Фальшивая корона. Знак власти. Греческое слово 'Эврика'. Сегодня все не ко времени.
Я не могу разорваться на сотню маленьких Кать, я не могу все время писать истории. Я коротко отвечаю на вопросы о том, как у меня дела, наливаю холодные сливки в чашку, вздрагиваю от резких звуков; беру сыр с голубой плесенью и пью терпкое густое вино, которое пахнет черносливом, сухим изюмом, и еле уловимыми нотками какао.
Я не хочу, чтобы кто-то один важный вытеснил остальных. Я хочу весь мир, я хочу все сразу. Людей, улицы, дороги, мосты, воду, реки, вкусы, запахи, прикосновения, виды, поверхности, чувства, все-все-все. Я задыхаюсь. Сегодня болело сердце. Отводила человека на капельницы. Слушала ветер, видела пыль. Выпускала наружу звук. Мерно работала кистью и сжимала зелёный медиатор. Дышала. Улыбалась непроизвольно. Мало спала. Нервничала. Хотела услышать твой голос. Хотела курить. Надевала кожаную куртку. Мало и много разговаривала. Терпела. Резала багет и сыр ножами для масла. Не открывала рабочие файлы. Доставала бокалы. Читала жж Веры Полозковой. Писала слова утешения. Красила ногти в зелёный. Отмывала руки до скрипа. Выливала воду. Просыпалась под вечер с очень странной мыслью, что тебя нет и никогда не было, как в том рассказе про 'семь звонких стеклянных лет...'
Затыкала сквозняки в сердце словами. Отвечала на телефонные звонки. Открывала окна, не получала письма. Скучала по тебе. Писала с тобой одновременно одинаковые вещи. Любила тебя и буду любить ещё.

Круги замыкаются.

21:28 

13. would you rather be a fish?..

do what you must and let things happen.
Если ляжешь спать в ботинках, то утром почему-то болит голова. Да, почему-то определенно болит голова.
Он поднимает голову - ну конечно, опять. Левая нога свешивается с дивана, обутая в бирюзовый, болотного цвета "конверс". Солнечный свет пробивается сквозь неплотно закрытые жалюзи, в комнату врывается ветер, играя с деревянными рыбами, которые тихонько постукивают.
Рыбы умеют только молчать, знаешь. Рыбы умеют хранить секреты. Когда-то ему думалось, что хорошо будет уехать на старости лет в Норвегию, поселиться около какого-нибудь фьорда и жить в старом рыбацком сарае, измененным временем до неузнаваемости. Вытачивать из дерева рыб, деревянные гребни и кружки, из которых что бы ты не пил - на сердце будет становится легко и тепло, как будто тебе снова двенадцать, и вы с ребятами рвете одуванчики обеими руками, вдохновившись романом Брэдбери; а от деревянных гребней, едва ты возьмешь их в руки - будут уходить все тяжкие мысли.
Рыбы. Кружки. Гребни.
Рыбы. Кружки. Гребни.
Очередной порыв ветра проносится по комнате, сметая стопки бумаг со стола.
Кстати, а откуда взялись эти рыбы?
Некоторые вещи с трудом вспоминаются, с таким трудом. Кажется, кто-то привез их в подарок, не то из Чехии (забавная лавочка рядом с Крживокладом), то ли из Испании, где в феврале дуют ветра и песок везде и всюду... Помнится, пришел в восторг, и сразу повесил к карнизу, где они и по сей день.
Стук. Стук-стук. Стук. Рыбы умеют молчать.
А сидеть бы сейчас, вырезать их из дерева. Запах свежеструганных досок, старые инструменты, стамески, шкурки, запах лака, масла, олифы.
Одно движение, второе, третье. Стружки падают и падают. Вот появляется хвост, чешуйки, недоуменный рыбий глаз. Из куска дерева появляется что-то почти одушевленное.
Краски. Кисти.
Синяя рыба умеет хранить секреты. Фиолетовая убирает все плохое, что когда-то было сказано в доме. Желтая хранит в себе моменты радости. Изумрудно-зеленая делает любое помещение в котором находится, самым спокойным местом во Вселенной.
А может быть это все дурацкие сказки, россказни того, кто когда-то привез этих рыб.
Ведь очень скучно просто дарить вещи без истории. И тогда появляются слова, которые повторяешь до тех пор, пока они не станут правдой, потому что очень хочешь поверить.
И тогда возникают истории про цветных рыб, деревянные гребни и кружки, из которых что бы ты не пил - с тобой не случится ничего плохого.
Тогда возникают истории и становятся правдой.
А правда в том, что у тебя болит голова.

18:25 

12. pieces

do what you must and let things happen.
находить черновики в заметках давности где-то месяц. 16 июня.




Просыпаться утром, а из крана идёт только холодная вода; никак не собрать себя, никак не собраться.
выходить из дома, попадать в пробку, опаздывать на поезд, менять билеты, звонить по телефону в другой город, покупать кофе с ванилью, писать сообщения, щурится от ветра, покупать бутылку боржоми в стекле; выходить из метро - this town keeps me awake;
ждать ожидания на маленькой площади у фонтана, хочется курить, но потом это желание быстро проходит; на улице идет дождь, я чувствую слабый запах мокрого асфальта и земли; под мостом торгуют пионами очень светлого розоватого цвета - они ужасно красивые.
Строгие линии, стекло и мрамор бизнес-центра чередуется с белой, местами облупленной старинной церковью старообрядцев; Москва удивительная.
рядом со мной обсуждают Дэвида Боуи и Хью Гранта; мне запоминается свитер на девушке классического бордового цвета.
Небо светлеет, я захожу в тот самый старбакс и беру маленький толл с миндальным сиропом. Ассоциации - осень, кузнецкий мост, счастье, горячая вода.
Горло успокаивается, мне поет Нина Симон.
Чувство покоя улетучивается, начинаю спешить.
Пора.

18:18 

11. words

do what you must and let things happen.
как много лжи. одной лишь лжи.
ложь, ложь, ложь.
головная боль никак не уходит. на улице прошел ливень, мне привезли пионов - последних и первых в этом году.
работать часами в воскресенье, лишь бы не думать.


все сломается.
но когда?...

everything's beautiful and nothing hurt

главная