apparently, it's time to start.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:29 

привет.

do what you must and let things happen.
я так и не прижилась здесь.
может в следующей жизни пригодится? (с)

15:57 

do what you must and let things happen.
here.

17:19 

1.

do what you must and let things happen.
так странно покидать убежище, приют, в котором ты был без малого... сколько? восемь лет? девять. да, как странно. и не суть важно, что в последние три года записи были редкими (несколько в год, да и то - итоги?)
записи туда стали заменяться историями, живыми впечатлениями, ощущениями, чувством того, что невозможно записать всё, удержать, зафиксировать вечность.
все - как песок сквозь пальцы. так странно приходить сюда, но тот дом опустел. яркие кричащие вывески вместо уютных местечек, надписи приветствия все чаще начали сменять надписи прощания, а то и вовсе никаких. в таком месте невозможно писать. невозможно писать в пустоту.
поэтому, как было сказано некоторое время назад - я здесь.
и как смешно - я даже не могу сразу найти кнопку с надписью "новая запись". А она всего лишь третья снизу справа.

17:48 

2. make your own room.

do what you must and let things happen.
Сколько может понадобиться денег, чтобы выходить на улицу, и покупать себе букетик сирени утром? или же тюльпанов, гиацинтов, фрезий, белых пионов?
Пять евро? Десять? Два? Не суть важно.

Хочется приходить в дом со светлыми стенами: цвета слоновой кости, светло-светло серого (почти легко дымчатого) цвета ванили; ставить в воду свежие цветы в стеклянные вазы; срезать стебли, стряхивать капли, ощущать острый, свежий запах цветов.
Хочется света, воздуха, прохлады; хочется, чтобы воздух по вечерами отдавал ментоловыми леденцами и морем; хочется бродить по узким улочкам, вымощенным камнем; возвращаться домой, покупать белое сухое вино и проводить вечера, завернувшись в плед.
Отчаянно хочется уюта, отчаянно хочется его создавать. Окружаю себя красивыми вещами, как могу - это дает мне силы, света, уверенности. Подумываю завести эхеверию и кактус на подоконник. За городом скоро распустится сирень, уже распускаются листочки, все живое, все пробуждается от сна. Иду со станции домой - остро чувствую запах мокрого асфальта, недавно прошедшего дождя и мокрой листвы. Город пахнет весной, в буквальном смысле.
Читаю на веранде "завтрак у Тиффани" в оригинале; про Холли говорят, что 'she's strictly a girl you'll read where she ends up at the bottom of a bottle of sleeping pills', и я понимаю, что адаптированная версия не всегда лучше оригинала; смысл тот же самый, но вот язык искажается, становится иным, как размытое отражение в зеркале.
Старый стол, покрашенный темно-голубой краской; древесина рассохлась и растрескалась. Беседка ещё не заросла диким виноградом и хмелем. Дует холодный ветер, молоко, налитое в стакан, становится ещё холоднее.
Я заезжаю в строительный магазин, и теряю дар речи в отделе обоев: виниловые, под ткань, совсем простые; изумрудно-зеленые как трава; с цветочным орнаментом в духе Уильяма Уотерхауса; цвет морской волны, глубокий синий, как ночное небо, светло-бежевый, почти белый, похожий на первые лепестки сирени.
плитка на пол. сантехника в духе Прованса. Как будто другое время. Как будто всё совсем другое.
Даже тёмно-синяя банка крема Nivea почти не изменилась за последние сто лет.

13:20 

3. in the woods.

do what you must and let things happen.
я прихожу на работу к полудню: пустой офис, кожаная сумка на левое плечо, папки с бумагами; кофе с карамельным сиропом на вынос, молоко, взбитое в густую пену; чудесные пробники encre noire и encre noire à l'extrême - один из них более древесный, лесной, пахнущий свежим деревом, а другой - более тягучий, пряный, отдающий в холодную кожу. есть сходство с парфюмом toscana leather от Tom Ford, но лучше, много лучше.
я роняю ключи, писем нет, в кабинете пахнет пылью.
я открываю окна, выметаю все, пшикаю простой водой по всему офису. становится легче дышать.
зажигаю кремово-белую ванильную свечу в стекле от Икеи - становится уютнее.
играет живой концерт iamthemorning со струнными, а я разбираю бумаги.
чувствуется удивительная наполненность бытия.
мир. необъятный и неохватный.
я даже не представляла, сколько в мире красоты.
очень хочется жить, на улице все зелёное, сырое и прохладное.
май похож на зелёные польские яблоки.
перед работой нашла старый трафарет аквилы, каталог с выставки по архитектуре 'код эстрина', и чудесный каталог по профессиональной аудио аппаратуре. плотная бумага, чёрное на белом, рисунки, описания, характеристики. как же давно они ко мне попали.
и на фоне всего этого мне хочется уткнуться холодным носом в твою шею, пахнущую чем-то терпким и пряным.
круг замкнулся.

17:40 

4. moja dilbere

do what you must and let things happen.
Будапешт. Вспомнила отрывок из диалога, и поняла, куда нам быть может стоит поехать. Будапешт. Средневековая Европа, белое токайское, здание Парламента и дешевые кофейни.
Просыпаешься утром и понимаешь, что уже девятнадцатое мая, пятница. Сквозь сон читаешь сообщение, улыбаешься и снова засыпаешь. В Коломенском снова цветут яблони; три года назад я была пандой и меня снимали на черно-белую пленку. С трудом верится, что это было так давно. Хочется взять какой-нибудь зеркальный Canon и поснимать тебя. Поискать и увидеть ту красоту, которую вижу я. Смочь показать её тебе. Поворот головы, смех, полуулыбка, хохот, взгляд. Зеленая трава, старинные храмы, звон колоколов, река, тепло, плитки, нагретые солнцем. Число 19 всегда отдавало счастьем, а в этом парке - тем более. Вспоминаю женщину с полностью седыми волосами, отдающим в металл, которая играла на стальных пластинах, и носила костюм, которые носили на Руси. И этот глубокий зеленый цвет... Вспоминаю художников, которые улыбались мне, и показывали, что сделали набросок меня, пока я кормила птиц у реки. Деревянные лестницы. Весну, сумерки, утра, книги, рассказы о поездках в Нанси и Бордо, годы.
Вспоминается сборник "большая телега" и книга Патти Смит "поезд М". Поют птицы. Растение, которое я забрала из офиса позавчера - ожило и потянулось к солнцу. Тёмно-фиолетовый горшок, тёмно-фиолетовые листья. Воздух и достаточно света. Удивительно, как растения всем своим существом тянется к солнцу.
Получаю письма. Фотографии, открытки, улыбаюсь, и на душе так тепло. Вешаю на стену, прикрепляя канцелярским скотчем с орнаментом. Внезапно заказываю ещё несколько штук с травяными орнаментами и фрагментами картин Ван Гога. Ван Гог, как никто, знал, как фиксировать жизнь, природу, вечность, поля. Сквозь его картины иногда веет то сухим горячим ветром, то влажной и теплой июльской ночью у реки, когда на небе так много звезд.
Выходить на улицу, покупать мороженое на зеленом чае, снимать показания счетчиков. Цифры, цифры. Теплый асфальт. Все живое, все наконец-то живое. Все зеленое, все несется куда-то вперед, дальше.
Вчера был прощальный концерт, и от фотографий веет теплом, печалью и прощанием. И это все окутано каким-то теплым светом. Точка. Окончательная точка в эпохе и истории, но что-то подсказывает мне, что это ещё не конец.
Вставка на боснийском севдалинке из народной песни в ещё одной песне "Девушка" Yoga for Wine Lovers; ты угадываешь мотив с нескольких нот, я спрашиваю Аню - ты оказываешься прав. Фразы на сербском оказываются такими, что трогают до глубины души и звучат так, как нечто давно забытое и родное.
Суббота завтра, хочется съездить в парк. Думается, что все-таки 'Chergui' Лютена стоят того, чтобы их приобрести. Табачный лист, мед, сандал, ладан, мускус, амбра. Сухие травы и сено, горячий ветер, терпкая кожа. Строгие флаконы из стекла, простые линии. Я слишком много говорю о запахах, но это один из самых действенных способов для меня, чтобы запомнить окружающую действительность. Сбиваюсь с мысли, быстро печатаю. Послезавтра.

@темы: город, запахи, отрывки, ты

00:04 

5. ~

do what you must and let things happen.
Слава Богу, наступило воскресенье.


и значит, я увижу тебя.

23:31 

6. .

do what you must and let things happen.
почти_невыносимое нежное чувство, когда не можешь даже сглотнуть, иначе заплачешь.

взять плащ, выйти в дождь и увидеть тебя.

01:58 

7. 24.02.16

do what you must and let things happen.
Первый день лета начинается хорошо: на улице идёт сильный ливень, город пахнет мокрой зеленью, асфальтом, сыростью и темнотой.
Роджер Уотерс поёт впервые за дюжину лет; сквозь наушники я слышу звук капель.

Перед глазами мелькают теплые воспоминания: вот ты приезжаешь в конце февраля к хорошему другу с бутылкой джина, который пахнет можжевельником и лесом; вы покупаете лимоны, говорите о ерунде, смешиваете джин и тоник на глаз, но получается ровно так, как нужно. Слушаете какую-то скандинавщину, цитируете Кустурицу и молчите. Ты укрываешься пледом, и к тебе приходит маленький, дымчатый серого цвета котик, который сворачивается клубочком, и засыпает. При попытках погладить начинает в шутку кусаться и негромко помуркивать.
Крохотная кухня, залитая теплым светом, газовая плита, голубое пламя. горячая вода, кастрюли из Икеи; крохотные сибирские пельмени с четырьмя видами мяса и ужасное чувство голода после приличной порции выпитого джина и слова "ой, я тебе сделал как себе, забыл, что ты в два раза меньше меня!"
смех и внезапное, очень нежное объятие вместе с приподниманием в шутку.
дорога домой. не к дому, а к метро, а потом от метро. сырость, горящие фонари, мелкие кошачьи царапины.


с днём рождения.

01:46 

8. (un)bearable.

do what you must and let things happen.
так хочется обнимать тебя тогда, когда захочу.
так хочется разговаривать часами до пяти утра, как раньше.
так хочется, чтобы ты не уходил.

...

ерунда. пустяк. жизнь. усталость и погода.
а всё же в горле комок, который не уходит.
какая глупость.

кто же знал, что можно так скучать.


свернуться клубочком и уснуть в одежде по-цыгански, завернувшись в плед.

03:23 

9. wind, water, salt.

do what you must and let things happen.
и я все не сплю часами, и все говорю часами. горячий воск слегка обжигает пальцы. в комнату врывается свежий ветер и кричат чайки. шумит море. мерный, гулкий рокот камней. море говорит со мной на своём языке: точно так же, как мы сегодня утром разговаривали без слов. когда кажется, что не нужны слова, достаточно просто обнять, провести ладонью по щеке. когда кажется, что любая твоя мысль будет услышана до того, как ты её произнёс.
тёплый, рассеянный свет от свечей; я закрываю глаза и оказываюсь на побережье, где ветер колышет сухие стебли сизо-голубой травы, а волны накатывают на берег. сгущается синева; ещё немного и её можно будет пить как молоко; на деревянном настиле сидит маленький чёрный кот, девушка за стойкой разливает по стаканам красное сухое вино.
кресла-мешки на остывающем песке; маленькие, нарочито грубо сколоченные столики, как будто крышки из-под дубовых бочек; свечи в стаканах от ветра; начинается гроза. пора, мой друг, пора.
я лежу в большой, светлеющей комнате, и слушаю твой голос.
два образа сливаются в один, и мне хорошо и неожиданно наполненно.
две рельсы сошлись в одну. шагнуть за реальность и оказаться в море, тёплая августовская вода которого, похожа на сатин.


я люблю тебя.

00:50 

10. without any subject.

do what you must and let things happen.
и я все чаще вспоминаю ту короткую запись, в которой рассказывали сон. в мельчайших деталях.

все такое одинаковое.
все такое не уникальное.
и все-таки... уникальное.
которое никогда не повторяется.

после того, как посмотришь на истории других людей, становится все сложнее верить другим и верить, что у тебя все получится.


проклятое ведро с крабами.

everything's beautiful and nothing hurt

главная