apparently, it's time to start.
URL
01:27 

23.

do what you must and let things happen.
иногда цифры имеют значение. поэтому пишу сюда снова - ведь номер кажется более привлекательным, чем в запылившемся, неуютном живом журнале.
головная боль четвёртые сутки. усталость, глухое раздражение.
почему, почему, почему _во имя всего святого_ меня не оставят в покое?.. Я не хочу ни общаться, ни видеть никого, я ничего не хочу. Оставьте меня. Пожалуйста. Я не хочу ни с кем говорить и общаться, как бы вы ни были хороши и теплы. У меня нет на это ни сил, ни желания.
Уехать отсюда. Море, сухая трава, зеленая трава, ветви, песок, ветер, яблоки и янтарь. Отпустите меня. Отпустите.
Головная боль до тошноты. Как я устала от причитаний le grand maman и ещё других членов моей семьи.
Поврежденная нервная система - всегда поврежденная. Родилась с такой, живу с такой, умру с такой. Нет смысла причитать. Никакого.
Бесчисленные чашки зелёного чая. Тегуаньинь и оолонг. Из-за таблеток самочувствие становится лучше только на короткое время. Вечером хуже. Ничего не хочется делать, ничего не радует. Ни плитка хорошего шоколада, ни сорт сыра, ни возможность полежать, завернувшись в плед.
Завтра концерт. И я на него не думаю, что теперь хочу. Хочется только глухо лежать. Приезжает А., я и её не хочу видеть. Приезжает Милена, приезжает систер. У меня нет на вас сил. Не тяните меня, умоляю.
Даже при сносном самочувствии мысли о встречах вызывают легкий приступ паники и бессмысленности. Я не хочу говорить, мне не о чем говорить. Я давно не выбиралась в Москву, я даже знакомые улицы плохо помню. Моя жизнь настолько изменилась, что я даже не знаю, о чем с ними говорить. О важном не могу, не хочу, и не считаю нужным.
О мишуре - тем более.
круги замыкаются, мне нужно на воздух.

01:46 

8. (un)bearable.

do what you must and let things happen.
так хочется обнимать тебя тогда, когда захочу.
так хочется разговаривать часами до пяти утра, как раньше.
так хочется, чтобы ты не уходил.

...

ерунда. пустяк. жизнь. усталость и погода.
а всё же в горле комок, который не уходит.
какая глупость.

кто же знал, что можно так скучать.


свернуться клубочком и уснуть в одежде по-цыгански, завернувшись в плед.

13:20 

3. in the woods.

do what you must and let things happen.
я прихожу на работу к полудню: пустой офис, кожаная сумка на левое плечо, папки с бумагами; кофе с карамельным сиропом на вынос, молоко, взбитое в густую пену; чудесные пробники encre noire и encre noire à l'extrême - один из них более древесный, лесной, пахнущий свежим деревом, а другой - более тягучий, пряный, отдающий в холодную кожу. есть сходство с парфюмом toscana leather от Tom Ford, но лучше, много лучше.
я роняю ключи, писем нет, в кабинете пахнет пылью.
я открываю окна, выметаю все, пшикаю простой водой по всему офису. становится легче дышать.
зажигаю кремово-белую ванильную свечу в стекле от Икеи - становится уютнее.
играет живой концерт iamthemorning со струнными, а я разбираю бумаги.
чувствуется удивительная наполненность бытия.
мир. необъятный и неохватный.
я даже не представляла, сколько в мире красоты.
очень хочется жить, на улице все зелёное, сырое и прохладное.
май похож на зелёные польские яблоки.
перед работой нашла старый трафарет аквилы, каталог с выставки по архитектуре 'код эстрина', и чудесный каталог по профессиональной аудио аппаратуре. плотная бумага, чёрное на белом, рисунки, описания, характеристики. как же давно они ко мне попали.
и на фоне всего этого мне хочется уткнуться холодным носом в твою шею, пахнущую чем-то терпким и пряным.
круг замкнулся.

15:57 

do what you must and let things happen.
here.

01:29 

привет.

do what you must and let things happen.
я так и не прижилась здесь.
может в следующей жизни пригодится? (с)

23:33 

22. well.

do what you must and let things happen.
Мне очень хорошо, на улице туманно, автобус полупустой, слушаю Heather Dale.
Город растворяется в тумане, в дымке, оранжевый свет фонарей рассеивается, воздух сырой и прохладный; на чистопрудном бульваре пахнет подтаявшим льдом и камнем, мы с Фионой идём к метро, она похожа на художника из Парижа двадцатых годов в своём ярко-синем берете и жёлтом шарфе, причём недавно вернулась из Франции. Мне хорошо.
Перед внутренним взором мелькают кадры: вот мы заходим в Ходасевича и я покупаю тебе открытку; вот мы сидим в 'систерс' на нижнем этаже и пьём крепкий Эрл Грей, на котором приносят пиццу с домашним сыром.
Мы говорим, говорим, говорим. Рассказываем, делимся планами и тем, как прошёл год.
Меня сегодня очень радует то, что и Соне и Фионе понравились мои подарки - это лучшее, что может происходить - когда ты угадываешь.
Соня выглядит чуть уставшей, но немного облегчённой. Продолжает терапию. Говорим о запахах, режиме дня и способах записывать музыку. Она красивая.
Захожу в лаш, вернее даже в два лаша, покупаю себе ништяки.
Захожу в огромную натуру сиберику на Тверской - она огромная, просторная и чудесная. Покупаю согревающий гель для душа и масло для массажа. Оно вечернее и успокаивающее.
Хожу по улицам, любуюсь Москвой, огнями, всем; опять пью кофе с ромовым сиропом, трачу деньги, дышу и бегаю по улицам. Условно, конечно же. Забываю слова, через меня течёт жизнь.
Я рассказываю сны, и думаю о тебе. Яблоки, янтарь, море. Я очень хочу с тобой уехать.
Сегодня у меня все спрашивали, где я взяла такую сухую лаванду, а я просто улыбалась.
Устала сегодня, но чувствую себя живой.
Скучаю, очень хочу обнять.

Я живу.

02:45 

21.

do what you must and let things happen.
Я люблю Тебя.

17:07 

20. winter is coming.

do what you must and let things happen.
ничего не успеваю, ничего невозможно сделать, столько всего нужно сделать, и все разом. а я отлеживаюсь дома, каждые минут двадцать завариваю себе новую чашку чая, пытаюсь читать, пытаюсь расслабится. паника усиливается. снова вызываешь скорую близкому родственнику, снова лекарства, нервы-нервы-нервы. руки трясутся.
отмененная тренировка, смешанные в кучу планы, письма от московского метро.
надо купить новопассит, записаться на массаж, сходить к неврологу, сходить к ортопеду, купить стельки, проколоть витамины и ноотропы... съездить в управление социальной защиты... когда-когда-когда-когда. почему так много всего одновременно наваливается. мелочи-мелочи, а из них получается вот такая огромная масса, которую надо разгребать. не уделяю почти внимания друзьям, стыжусь, и снова не уделяю. трудно с кем-либо разговаривать, не хочется даже ходить на концерты.
раздражает нужда поддерживать диалоги, раздражает неимоверное количество информации. шкала Занга показывает средние цифры на тревогу. вдох и выдох. вдох и выдох.
на кухне в кастрюльке от Икеи кипит вода, перелетные птицы улетают на юг, у нас идет мелкий снег, огромные ветлы под окном сбросили листья, и усыпали все серебристо-зеленым матовым ковром. воздух становится холоднее.
зима близко.

02:12 

19.

do what you must and let things happen.
я уже ни во что не верю.

00:02 

18. ...

do what you must and let things happen.
просыпаешься утром: неяркий осенний свет пробивается сквозь неплотно задернутые жалюзи, все вокруг желтое и золотое, последнее в этом году. зеленая трава, изморозь, свежий и холодный воздух. мы видим очень пушистого чёрного кота с янтарными глазами. ты уезжаешь первым.

стоишь у раковины, и кровь хлещет носом; возвращаешься в постель, чёрная футболка мягкая и теплая. из кухни пахнет кофе. и этот осенний свет. и что-то светлое, щемящее в груди.
я не могу ничего вспомнить. воспоминания размываются, как то, что видишь на дне реки, когда быстро течет вода.

не могу ни на чем сосредоточится. играет opeth, ко мне приходит кошка, и я шевелю пальцами, чтобы она подошла ближе. мягкая шерсть напоминает кашемир. я беспокоюсь.
утром брала кофе - опять дали тёмно-фиолетовый стакан. забирала книги, покупала арахисовую пасту, ездила по делам. начала новую книгу. приболела. я не знаю, как сделать, чтобы все уладилось.

играет philipp glass, у меня есть море книг, которые я хочу прочесть, у меня вечно не хватает на это ни (в основном) сил, ни времени (на самом деле нет), ни способности к концентрации.
Вирджиния Вулф, Сильвия Плат, разные книги в оригинале, книги по культурологии и философии, книги о психических расстройствах, книги с добрыми сказками... книги, книги, книги. почему мне хочется быть всем?...

не хочется почти никого видеть и разговаривать - на это просто нет ресурсов.
не волнуюсь только потому, что думаю, что все решится само собой. а оно может и не решиться.


когда?...

15:06 

17. alive

do what you must and let things happen.
Тихое утро; небо мягкого жемчужно-серого цвета; невозможность зафиксировать все, что происходит в твоей голове; аллеи, опавшие кленовые листья, отражения на воде, блики на воде, утки смешно рассекают её перепончатыми лапами; осенью легко дышится, легко все пропускается через себя; позднее утро, легкая дымка.

абсолютно чёрная одежда для тренировки, собранные небрежно волосы в хвост. большой, пока что пустынный зал, матовые блики от гладкого ламината под дерево; окна во всю стену, можно наблюдать за всем вокруг, можно смотреть на деревья и птиц. расстилаешь коврики, пьёшь мелкими глотками воду.
приходит Лена, которую я не видела около семи лет: она почти не изменилась, от неё идёт спокойствие и тепло. узнаёт меня и кивает.
вдох, выдох. Потянуться наверх, распрямить ребра. Вот так. Вдох, выдох. Тело становится легче, сильнее, невесомее. По жилам бежит кровь, сердце бьётся. Вдох и выдох.
'Намасте' , говорит Лена, и складывает руки. И раздается тихий шелест аплодисментов.
Я подхожу и говорю 'спасибо', а она смеётся, и оглядев меня своими светлыми глазами (у нее прибавилось морщинок, но это наоборот чудесно) спрашивает, где я была столько лет.
хододная вода потом, прыжок в воду. плавание чем-то сродни медитации; горячая вода в душе, свежий, острый запах облепихи. чувство, что живой, чувство, что ты совсем живой.
бескрайнее небо, мягкий солнечный свет и темные облака. листья на деревьях становятся почти прозрачными, как на Темной стороне; воздух прян и прохладен.
фиолетовый флакон парфюмерной воды пахнет древесным, дымным, густым и тоже осенним. в голове вертится песня 'рыбаки' от Йогов, сердце полно сильной и спокойной радости. улицы заливает солнце.
время идти в лес.

18:42 

16. time.

do what you must and let things happen.
Я живу в башне из стекла и бетона; закатное небо сизое с оттенками лилового, и внизу отливает теплым, светлым оранжевым цветом. штора поднята вверх, видно, как по небу плывут облака, видно, как меняются оттенки, как меняется свет.
Нет ни на что сил, все валится из рук. Лежать пластом на диване, укутавшись в не твой свитер, который больше тебя, и пахнет парфюмом. утыкаться макушкой в кошачий бок. никак не мочь встать и пойти хотя бы поплавать. завтра пятница, завтра опять дела, планы, опять не будет этого чувства, что когда есть свободное время - ты не знаешь, что с ним делать, не знаешь, что с собой делать. упреки в собственной непродуктивности, в собственной бесполезности. кто сказал, что мы все время должны быть полезны?...
Негативные эмоции, вдохи и выдохи, ссоры, удар костяшками об дверь.

все хорошо, в комнате прохладно и хорошо, наконец-то чисто, и нет пыли. осень заканчивается, с деревьев облетают листья, все вокруг усыпано жидким золотом да медью.
никак не собраться - время утекает сквозь пальцы. статьи, стопки книг, бредовые идеи, музыка фоном. доставать из шкафа свитер и застывать с ним в руках. после тренировки болит все тело, и продолжает.
просто бывают дни, когда ничего не ладится.

18:25 

12. pieces

do what you must and let things happen.
находить черновики в заметках давности где-то месяц. 16 июня.




Просыпаться утром, а из крана идёт только холодная вода; никак не собрать себя, никак не собраться.
выходить из дома, попадать в пробку, опаздывать на поезд, менять билеты, звонить по телефону в другой город, покупать кофе с ванилью, писать сообщения, щурится от ветра, покупать бутылку боржоми в стекле; выходить из метро - this town keeps me awake;
ждать ожидания на маленькой площади у фонтана, хочется курить, но потом это желание быстро проходит; на улице идет дождь, я чувствую слабый запах мокрого асфальта и земли; под мостом торгуют пионами очень светлого розоватого цвета - они ужасно красивые.
Строгие линии, стекло и мрамор бизнес-центра чередуется с белой, местами облупленной старинной церковью старообрядцев; Москва удивительная.
рядом со мной обсуждают Дэвида Боуи и Хью Гранта; мне запоминается свитер на девушке классического бордового цвета.
Небо светлеет, я захожу в тот самый старбакс и беру маленький толл с миндальным сиропом. Ассоциации - осень, кузнецкий мост, счастье, горячая вода.
Горло успокаивается, мне поет Нина Симон.
Чувство покоя улетучивается, начинаю спешить.
Пора.

18:18 

11. words

do what you must and let things happen.
как много лжи. одной лишь лжи.
ложь, ложь, ложь.
головная боль никак не уходит. на улице прошел ливень, мне привезли пионов - последних и первых в этом году.
работать часами в воскресенье, лишь бы не думать.


все сломается.
но когда?...

00:50 

10. without any subject.

do what you must and let things happen.
и я все чаще вспоминаю ту короткую запись, в которой рассказывали сон. в мельчайших деталях.

все такое одинаковое.
все такое не уникальное.
и все-таки... уникальное.
которое никогда не повторяется.

после того, как посмотришь на истории других людей, становится все сложнее верить другим и верить, что у тебя все получится.


проклятое ведро с крабами.

01:58 

7. 24.02.16

do what you must and let things happen.
Первый день лета начинается хорошо: на улице идёт сильный ливень, город пахнет мокрой зеленью, асфальтом, сыростью и темнотой.
Роджер Уотерс поёт впервые за дюжину лет; сквозь наушники я слышу звук капель.

Перед глазами мелькают теплые воспоминания: вот ты приезжаешь в конце февраля к хорошему другу с бутылкой джина, который пахнет можжевельником и лесом; вы покупаете лимоны, говорите о ерунде, смешиваете джин и тоник на глаз, но получается ровно так, как нужно. Слушаете какую-то скандинавщину, цитируете Кустурицу и молчите. Ты укрываешься пледом, и к тебе приходит маленький, дымчатый серого цвета котик, который сворачивается клубочком, и засыпает. При попытках погладить начинает в шутку кусаться и негромко помуркивать.
Крохотная кухня, залитая теплым светом, газовая плита, голубое пламя. горячая вода, кастрюли из Икеи; крохотные сибирские пельмени с четырьмя видами мяса и ужасное чувство голода после приличной порции выпитого джина и слова "ой, я тебе сделал как себе, забыл, что ты в два раза меньше меня!"
смех и внезапное, очень нежное объятие вместе с приподниманием в шутку.
дорога домой. не к дому, а к метро, а потом от метро. сырость, горящие фонари, мелкие кошачьи царапины.


с днём рождения.

23:31 

6. .

do what you must and let things happen.
почти_невыносимое нежное чувство, когда не можешь даже сглотнуть, иначе заплачешь.

взять плащ, выйти в дождь и увидеть тебя.

00:04 

5. ~

do what you must and let things happen.
Слава Богу, наступило воскресенье.


и значит, я увижу тебя.

17:48 

2. make your own room.

do what you must and let things happen.
Сколько может понадобиться денег, чтобы выходить на улицу, и покупать себе букетик сирени утром? или же тюльпанов, гиацинтов, фрезий, белых пионов?
Пять евро? Десять? Два? Не суть важно.

Хочется приходить в дом со светлыми стенами: цвета слоновой кости, светло-светло серого (почти легко дымчатого) цвета ванили; ставить в воду свежие цветы в стеклянные вазы; срезать стебли, стряхивать капли, ощущать острый, свежий запах цветов.
Хочется света, воздуха, прохлады; хочется, чтобы воздух по вечерами отдавал ментоловыми леденцами и морем; хочется бродить по узким улочкам, вымощенным камнем; возвращаться домой, покупать белое сухое вино и проводить вечера, завернувшись в плед.
Отчаянно хочется уюта, отчаянно хочется его создавать. Окружаю себя красивыми вещами, как могу - это дает мне силы, света, уверенности. Подумываю завести эхеверию и кактус на подоконник. За городом скоро распустится сирень, уже распускаются листочки, все живое, все пробуждается от сна. Иду со станции домой - остро чувствую запах мокрого асфальта, недавно прошедшего дождя и мокрой листвы. Город пахнет весной, в буквальном смысле.
Читаю на веранде "завтрак у Тиффани" в оригинале; про Холли говорят, что 'she's strictly a girl you'll read where she ends up at the bottom of a bottle of sleeping pills', и я понимаю, что адаптированная версия не всегда лучше оригинала; смысл тот же самый, но вот язык искажается, становится иным, как размытое отражение в зеркале.
Старый стол, покрашенный темно-голубой краской; древесина рассохлась и растрескалась. Беседка ещё не заросла диким виноградом и хмелем. Дует холодный ветер, молоко, налитое в стакан, становится ещё холоднее.
Я заезжаю в строительный магазин, и теряю дар речи в отделе обоев: виниловые, под ткань, совсем простые; изумрудно-зеленые как трава; с цветочным орнаментом в духе Уильяма Уотерхауса; цвет морской волны, глубокий синий, как ночное небо, светло-бежевый, почти белый, похожий на первые лепестки сирени.
плитка на пол. сантехника в духе Прованса. Как будто другое время. Как будто всё совсем другое.
Даже тёмно-синяя банка крема Nivea почти не изменилась за последние сто лет.

17:19 

1.

do what you must and let things happen.
так странно покидать убежище, приют, в котором ты был без малого... сколько? восемь лет? девять. да, как странно. и не суть важно, что в последние три года записи были редкими (несколько в год, да и то - итоги?)
записи туда стали заменяться историями, живыми впечатлениями, ощущениями, чувством того, что невозможно записать всё, удержать, зафиксировать вечность.
все - как песок сквозь пальцы. так странно приходить сюда, но тот дом опустел. яркие кричащие вывески вместо уютных местечек, надписи приветствия все чаще начали сменять надписи прощания, а то и вовсе никаких. в таком месте невозможно писать. невозможно писать в пустоту.
поэтому, как было сказано некоторое время назад - я здесь.
и как смешно - я даже не могу сразу найти кнопку с надписью "новая запись". А она всего лишь третья снизу справа.

everything's beautiful and nothing hurt

главная